fbpx

В рамках одного из недавних споров коллегия Верховного суда по экономическим спорам разбиралась, с какого момента нужно считать срок для подачи заявления о включении в реестр требований кредиторов. Нижестоящие инстанции к единому мнению прийти не смогли.

Общество «Бронеавтомобили» задолжало банку «ДОМ.РФ» по кредитному договору более 76 млн руб. В 2015 году суд утвердил мировое соглашение, в котором стороны признали наличие долга и на основе которого «Бронеавтомобили» передали недвижимость банку. Но потом это решение отменили, поэтому банку пришлось вернуть это имущество. Решение апелляционного суда по этому вопросу состоялось 8 июня 2018 года, кассационного — 27 августа.

После этого банк попробовал взыскать долг с общества «СБМ», которое поручилось по кредиту за «Бронеавтомобили». Поскольку поручитель уже находился в стадии банкротства, то банк 17 сентября 2018 года поставил перед судом вопрос о включении его требований в реестр (дело № А56-90090/2015). Первая инстанция отказалась включить требование в реестр, апелляционная инстанция сделала это. Окружной суд согласился с первой инстанцией: он сослался на пропуск срока для включения в реестр. По мнению кассационного суда, срок для подачи заявления о включении в реестр начинал течь со дня вступления в силу решения о возврате имущества должнику. То есть с 8 июня 2018 года, ведь решения апелляционной инстанции вступают в силу сразу после их принятия.

Суд также указал, что право на подачу заявления о включении в реестр в таком случае возникает после возврата имущества в конкурсную массу должника. Между тем фактически имущество возвращено банком спустя четыре месяца после подачи заявления.

В кассационной жалобе банк обратил внимание Верховного суда на то, что для целей исчисления срока предъявления восстановленного требования вступившим в законную силу судебным актом о признании сделки недействительной следует считать постановление кассационного округа от 27 августа. Именно этот судебный акт определил окончательную квалификацию недействительности предоставления отступного, уверен заявитель.

Банк также сослался на то, что принял все необходимые от него меры для передачи недвижимого имущества в конкурсную массу должника в разумные сроки и не препятствовал его возврату. Поэтому у судов не было оснований для того, чтобы понизить очередность его требования.

Экономколлегия проверила эти доводы и признала законным решение апелляции. Требование банка включили в реестр кредиторов.