fbpx

Минэкономразвития предлагает не допускать в члены советов директоров, правлений, на посты директоров публичных обществ (ПАО) «недобросовестных лиц», к которым планируется отнести привлеченных к субсидиарной ответственности либо выплачивающих убытки в пользу какой-либо компании по решению суда, если прошло менее трех лет с момента его вступления в силу.

Такие новации содержатся в опубликованных в понедельник для общественного обсуждения поправках в закон об акционерных обществах.

Также препятствием для руководства ПАО станет наличие неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления, привлечение кандидата два и более раза в течение трех лет, предшествовавших дню его назначения на должность в ПАО, к административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве юридического лица, преднамеренное или фиктивное банкротство компании. Исключением станут случаи, когда в виде наказания использовалось предупреждение.

Согласно законопроекту, с отказом при назначении в органы управления ПАО столкнутся кандидаты, имеющие вступивший в силу приговор суда о привлечении их к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве компании, преднамеренное или фиктивное банкротство юридического лица. Ограничение действует в течение трех лет с момента его вынесения.

По проекту, член совета директоров ПАО будет выбывать с поста с момента вступления в силу упомянутых выше обвинительных приговоров суда либо в течение месяца с момента выявления несоответствие требованиям. Однако к занимающим должности в органах управления ПАО на день вступления в силу этого закона новые требования будут применяться не сразу, а только через три года. Новые требования могут начать действовать и раньше — в случае переназначения человека на должность.

Авторы документа указывают, что проект предусматривает создание «правового механизма, предотвращающего вхождение в состав органов управления публичных обществ недобросовестных лиц». Он разработан в рамках исполнения плана мероприятий («дорожной карты») реализации механизма управления системными изменениями нормативно-правового регулирования предпринимательской деятельности «Трансформация делового климата».