fbpx

Крупный предприниматель и его супруга владеют каждый по квартире. У бизнесмена скромная квартира в старом доме в Новочеркасске, у его жены — элитная недвижимость с видом на Кремль. А режим собственности раздельный. Спор о том, где живут супруги, где они должны жить и, главное, на что могут рассчитывать их кредиторы, дошел до экономколлегии Верховного суда.

В середине 90-х ростовский предприниматель Владимир Базиян запустил в Новочеркасске заводы «Эскорт» и «Актис». В 2017 году оба предприятия обанкротились, а предпринимателя привлекли к субсидиарной ответственности по долгам «Актиса». В итоге дошло и до личного банкротства (дело № А53-31352/2016).

Чтобы покрыть хотя бы часть долгов бизнесмена, в конкурсную массу включили единственную квартиру должника, которая, как и весь бизнес Базияна, находится в Новочеркасске. Предприниматель с этим не согласился и подал заявление об исключении квартиры из конкурсной массы.

В начале 2019 года Арбитражный суд Ростовской области отказал предпринимателю в этом. Базиян не смог доказать суду, что он сам и члены его семьи на самом деле живут в спорной квартире. Кроме того, суд указал на наличие у Базияна объективной возможности проживания в элитной столичной квартире в Романовом переулке, принадлежащей его супруге Елене Базиян.

Апелляция и кассация с этим подходом согласились, но не согласился Чешский экспортный банк, которому Елена Базиян задолжала по договору поручительства. Банк подал кассационную жалобу в Верховный суд: его представители настаивали, что из-за решения нижестоящих инстанций банк не сможет взыскать долг с Елены Базиян за счет продажи московской квартиры.

На заседании экономколлегии ВС представитель Чешского экспертного банка указал: именно в Новочеркасске находится не только единственная квартира Владимира Базияна, но и «центр экономического тяготения» должника и его супруги. Ведь именно в этом городе находятся компании и производство, в которых участвовал должник и опосредованно его супруга. По мнению представителя банка, кредиторы не предоставили никаких доказательств того, что у должника есть другое пригодное для проживания жилье, поэтому его нужно исключить из конкурсной массы как единственное пригодное для проживания.

Представитель обратил внимание и на процессуальные ошибки, которые допустили нижестоящие инстанции. Так, суд апелляционной инстанции указал, что спор вокруг новочеркасской квартиры затрагивает интересы жены и сына Базияна, и привлек их к участию в деле в качестве третьих лиц, но при этом не перешел к рассмотрению дела по правилам первой инстанции. «Это является существенным нарушением, поскольку права лиц, участвующих в деле, значительно отличаются при рассмотрении дела в первой и апелляционной инстанциях», — заявил юрист.

— Как полагаете, как нужно было этот спор разрешить? — поинтересовался у представителя председательствующий в процессе Иван Разумов.

— У нас не было никаких сомнений, что суд удовлетворит заявление и признает квартиру единственным жильем. Мы не ожидали такого решения и того, что отказали в исключении квартиры из конкурсной массы, — ответил представитель.

— Ваша мысль такая, что Елена Григорьевна должна съехать в Новочеркасск?

— Ну, она там и так проживает. Если бы не проживала, то это была бы совсем другая история.

В качестве доказательства факта проживания Елены Базиян в Новочеркасске представитель банка предоставил ксерокопию ее паспорта с регистрацией именно в Ростовской области.

Ирина Калинина, адвокат Елены Базиян, заявила, что ее доверительница «в Новочеркасске не проживает и не проживала». До 2009 года у нее было две квартиры в Ростове, но она продала их и купила жилье в Москве. При этом еще до покупки новой квартиры супруги заключили брачный договор, которым установили раздельный режим собственности.

Представитель Елены Базиян: «Человек, у которого есть квартира в Москве, вряд ли поедет жить в Новочеркасск. Другой уровень жизни».

Адвокат заявила, что своими действиями Чешский экспортный банк нарушает права кредиторов Владимира Базияна. С этим согласился Никита Мерзляков, конкурсный управляющий ООО «Эскорт» (крупнейший кредитор Базияна).

По его словам, нет никаких доказательств того, что Базиян действительно проживает в своей новочеркасской квартире. «Суды сказали, что у него есть возможность проживать в московской квартире у жены. Но это не было признанием квартиры жены единственным жильем должника. Таких формулировок суд не использовал, а потому и интересы банка в нашем деле не затронуты», — сказал управляющий. По мнению Мерзлякова, чтобы квартиру исключили из конкурсной массы, Базиян должен был доказать, что она является его единственным жильем — такое право дано ему по закону. Но он этого не доказал.

«Попытка через банкротство иного лица попробовать претендовать на московскую квартиру — это злоупотребление правом со стороны банка. Да, супруг имеет определенные долги, но это его бизнес-риски. Супруга эти бизнес-риски не несет, она не владелец компании», — заявила Калинина.

Адвокат подтвердила, что у ее доверительницы действительно была регистрация в Новочеркасске, но временная, лишь на период, когда Владимир Базиян находился под домашним арестом по уголовному делу. «Она не имеет возможности и права претендовать на Новочеркасское жилье, потому что у супругов раздельная собственность. Кроме того, ее сыновья учатся в московских институтах. Полностью и кардинально менять свой уклад жизни, потому что так хочет один кредитор, невозможно», — заключила Калинина.

Заслушав мнение сторон, тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату, чтобы затем отменить решения нижестоящих инстанций и направить спор о единственной квартире Владимира Базияна на пересмотр. Вопрос о том, нужно ли исключить ее из конкурсной массы, снова рассмотрит Арбитражный суд Ростовской области. Мотивы решения суда станут известны позднее, когда опубликуют полную версию заключения.