fbpx

Минэкономразвития предлагает дать налоговым органам и банкам, которые кредитовали компании, попавшие в процедуру несостоятельности, будучи неинформированными о наличии долга перед казной или возможности его возникновения, право «предшествующего» (то есть первого — ИФ) залога имущества.

Для этого ведомство, согласно информации портала проектов нормативных правовых актов, предлагает дополнить статью 138 закона о банкротстве нормой следующего содержания:

«Арбитражный суд устанавливает требования кредитора как обеспеченные залогом в деле о банкротстве должника-юридического лица с момента возникновения соответствующих обязательств, если установлено, что такие требования основаны на неисполнении законодательства о налогах и сборах и их наличие или размер в части превышения над размером обязательств, известных кредитору, были сокрыты от кредитора, заявившего требования, в том числе если о наличии и/или надлежащем размере таких обязательств не было сообщено кредитору в порядке и сроки, установленные законодательством».

Идея дать налоговым органам права залогового кредитора обсуждается уже несколько лет. Дело в том, что сейчас закон о банкротстве защищает права залоговых кредиторов лучше, чем всех остальных, в том числе и бюджета: предмет залога реализуется отдельно от остальных элементов конкурсной массы компании-банкрота, 70% средств от его продажи достается залогодержателю (если эта сумма не выше размера долга), 20% — кредиторам первой и второй очереди, а 10% — для покрытия расходов на саму процедуру банкротства.

В результате залоговым кредиторам удается в ходе конкурсного производства вернуть около 30% задолженности, тогда как «обычным» кредиторам третьей очереди — лишь 2,4%, свидетельствуют данные «Федресурса» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru) за 2019 год.

Если поправка Минэкономразвития будет принята, то равные с налоговыми органами права будут иметь только те банки, от которых заемщики скрыли информацию о проведении проверки, ее продлении из-за непредставления документов или воспрепятствования, наличии недоимки или акта о сокрытии обязательств на сумму свыше 300 тыс. рублей. При этом на заемщиков возлагается обязанность раскрывать соответствующую информацию для банков кредиторов. Порядок информирования разработает Федеральная налоговая служба (ФНС) по согласованию с Банком России.

Все эти планирующиеся нововведения вызвали критическую реакцию ЦБ РФ. В своем отзыве регулятор писал, что издержки будут превышать выгоды, которые получат налоговые органы. В частности, преимущества для них могут привести к снижению доступности и повышению стоимости кредитных ресурсов в связи с увеличением доли необеспеченных кредитов. Кроме того, банкам придется создать систему мониторинга клиентов на предмет наличия налоговых проверок, что усложнит процедуру предоставления финансирования и потребует финансовых затрат. Это, по мнению ЦБ РФ, «скажется на стоимости финансирования для добросовестных заемщиков».

Еще одно возможное последствие — отказ банков кредитовать организации, в отношении которых ведется налоговая проверка. Это, с одной стороны, только усугубит их финансовое положение, а с другой — в целом негативно скажется на деловом обороте, полагает регулятор.