fbpx

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как в судебной практике возникают споры из-за нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов. Так вот, недавно возник вопрос, на первый взгляд однозначный, но, если копнуть глубже — не совсем: в какую очередь текущих платежей удовлетворяются расходы на оплату услуг охранной организации?

Все мы хорошо знаем, что Закон о банкротстве предусматривает 5 очередей текущих платежей и, конечно же, ст. 134 не приводит примеры распределения по очередям в отношении всех возможных текущих расходов. В связи с этим у арбитражных управляющих может встать вопрос об отнесении, например, расходов на охрану имущества должника к определенной очереди текущих платежей, ведь п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве не дает конкретного указания. Ситуация усугубляется тем, что в судебной практике встречаются случаи отнесения таких расходов к 1, 3, 4, 5 очередям текущих платежей.

Практика отнесения расходов на оплату охранных услуг к 1-й (равно и 5-й) очередям текущих слишком косвенна и недостаточна (практически отсутствует) для того, чтобы установить какую-либо закономерность и ясность, поэтому для целей построения определенной логики мы ее опустим.

Основная проблема — выбор между отнесением расходов на оплату охранных услуг к 3-й или же 4-й очереди текущих платежей. Почему возникает такой выбор?

К 3-й очереди текущих платежей относятся требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. К 4-й очереди — требования по эксплуатационным платежам (коммунальным платежам, платежам по договорам энергоснабжения и иным аналогичным платежам). В свое время ВС РФ дал небольшое толкование эксплуатационным платежам, указав, что к таковым относятся также «расходы на сохранение имущества должника и поддержание его в надлежащем состоянии до момента продажи». И несмотря на то, что ВС РФ в том случае давал оценку всей цепочке технологического процесса производства и реализации продукции должника, это толкование позволило Судам смело относить расходы на охрану имущества к 4-й очереди текущих.

В то же время, не осталась забытой обязанность арбитражного управляющего принимать меры по защите имущества должника (ст. 20.3 Закона о банкротстве). Исходя из этого положения, привлечение охранной организации для обеспечения сохранности имущества банкрота могло быть расценено Судом как исполнение обязанности арбитражного управляющего, и соответственно, такие расходы шли в 3-ю очередь текущих.

В одном из своих Постановлений, Третий арбитражный апелляционный суд, разрешая вопрос отнесения расходов на услуги охранной организации к 3-й очереди текущих (в старой редакции ко 2-й), высказал одну простую мысль: так как обязательность привлечения арбитражным управляющим охранной организации нормами Закона о банкротстве не установлена, необходимость принятия таких мер подлежит определению арбитражным управляющим исходя из конкретных обстоятельств дела о банкротстве, наличия или отсутствия у должника имущества, его состояния, места нахождения и т. д.[4] Таким образом центральным моментом для Суда выступило определение реальной необходимости привлечения услуг охранной организации для исполнения возложенной на арбитражного управляющего обязанности по обеспечению сохранности имущества должника.

Исходя из анализа многочисленной судебной практики и долгих рассуждений стала потихоньку прорисовываться логика. Действительно, арбитражный управляющий обязан обеспечивать сохранность имущества должника, независимо от того, есть ли в отношении такого имущества реальный риск его порчи или потери. При этом толкование этой обязанности достаточно диспозитивно: оценив все возможные риски в отношении имущества банкрота, арбитражный управляющий либо устанавливает сигнализацию, либо привлекает охранную организацию — главное оставаться в пределах разумности соотношения затрат и результата.

Привлекая специализированную охранную организацию при отсутствии какой-либо серьезной угрозы, арбитражный управляющий относит такие расходы к 4-й очереди текущих платежей (по общему правилу). И это выглядит вполне логичным: в эту же очередь удовлетворяются иные эксплуатационные платежи, которые также, как и охрана, обеспечивают поддержание имущества должника в надлежащем состоянии.

Однако, в ситуации, когда обязанность арбитражного управляющего обеспечивать сохранность имущества должника как никогда актуальна — это ценный (а может и основной) актив должника, который может быть поврежден, разрушен или утрачен (или даже уже были конкретные случаи попыток кражи), то справиться без профессиональной охраны не представляется возможным. Тогда эта обязанность может влечь за собой «перемещение» между очередями, в том числе, повышение с 4-й на 3-ю очередь. Но важно помнить, что в этом случае обоснование такой необходимости должно быть достаточно убедительным.