Спустя почти три года с момента вступления в силу поправок в Закон «О банкротстве», позволяющих проходить процедуру банкротства гражданам, в практике судов сложился определенный тренд по оценке добросовестности должника при решении вопроса о том, освобождать его от исполнения обязательств по завершении процедуры банкротства, или нет.

Ведь цель процедуры банкротства с точки зрения должника (и не только) — это освобождение от долгов. И поскольку большинство процедур банкротства инициируют сами граждане-банкроты, желательно «на берегу» понимать, чем скорее всего закончится этот длительный и затратный процесс.

Из 200 дел о банкротстве граждан, разрешенных в 2018 году Арбитражным судом Челябинской области, в 189 случаях должники были освобождены от исполнения обязательств полностью. И лишь в 11 случаях (всего 5,5% от общего числа дел) суд отказал в освобождении от долгов полностью либо в части. Тем интересней разобраться с этими весьма немногочисленными делами, разрешенными не в пользу граждан-банкротов.

Гражданин может быть не освобожден судом от обязательств, если он при возникновении/исполнении обязательства вел себя недобросовестно (полный перечень оснований — в п.4 ст.213.28 Закона «О банкротстве»). Добросовестное поведение предполагается, пока не доказано иное (п.5 ст.10 ГК РФ). Оценивая действия должника, суд исходит из «ожидаемого» поведения стороны, учитывающего интересы контрагента (п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25), то есть из общечеловеческих представлений о правильных/неправильных поступках.

Вот как это выглядит на практике: Арбитражный суд не освобождает гражданина-банкрота от исполнения долговых обязательств, если —

1. Долг, заявленный в процедуре банкротства, образовался в результате совершения экономического преступления против кредитора (как правило, мошенничество (ст.159 УК РФ), присвоение и растрата (ст.160 УК РФ)) и виновность должника установлена вступившим в законную силу приговором суда.

С основанием все понятно и очевидно, вроде бы. Однако, например в деле №А76-11253/2017 должник, осужденный в 2015 году за совершение экономического преступления против своего единственного кредитора (ст.160 УК РФ), тем не менее, в 2017 году подал сам заявление о банкротстве. Других долгов, кроме материального ущерба по приговору суда, у должника не было. Зачем банкротиться? Подозреваю, что «специалисты по банкротству» просто ввели гражданина в заблуждение относительно перспектив списания такого «нехорошего» долга.

В деле №А76-28731/2015 гражданин также был не освобожден судом от долгов, являющихся материальным ущербом от преступления (ст.159 УК РФ).

Отмечу, что виновность в совершении преступления должна быть установлена вступившим в законную силу приговором суда. Если приговора нет (уголовное дело еще рассматривается), то оснований не освобождать от «нехороших» долгов у суда нет. Суд также не освобождает от долгов, если уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям — например, амнистия, истечение сроков привлечения к ответственности.

2. Должник при получении заемных средств ввел кредитора в заблуждение относительно размера своего дохода, места работы, имущества, отсутствия других действующих кредитных договоров. Проще говоря — «обманул в анкете заемщика».

Очень распространенное основание, в 7 из 11 рассматриваемых дел именно по нему суд отказал в освобождении от долгов.

Как правило, граждане при получении кредита, не очень ответственно подходят к тому, какие сведения они указывают в анкете заемщика — финансовое положение приукрашивается. Между тем, проверить достоверность сведений в анкете труда не составляет, и банк-кредитор всегда готов ее предоставить в суд.

Самое распространенное злоупотребление — завысить размер дохода. В деле №А76-28731/15 гражданин предоставил в банк подложные справки 2-НДФЛ о ежемесячном доходе в размере 241 500 рублей (в налоговый орган была представлена справка о доходе 3 000 рублей в месяц). В деле №А76-24667/15 гражданин (не подтверждая доход документально!) указал в одной анкете — 500 000 рублей/месяц, в другой — 279 000/месяц.

Вместе с неверными данными о доходе, граждане при получении кредита часто вводят банк в заблуждение относительно места работы. При рассмотрении дела №А76-32751/2017 было установлено, что должник представил в банк подложную копию трудовой книжки и справки о доходе от работодателя, у которого он на момент получения кредита уже не работал. В деле №А76-27352/2017 гражданин в анкете указал место работы и размер заработка, однако не смог в суде подтвердить ни факт трудоустройства, ни получаемый доход. Бывший индивидуальный предприниматель указал в анкете, что он является действующим ИП (№А76-13692/2017).

Интерес представляет собой дело №А76-19972/2017, в котором заемщик указал в анкете размер заработка — 20 000 рублей, при официальном доходе 9 247 рублей. Похоже, что должник сообщил в банк о своей реальной («черно-белой») зарплате. При этом, гражданин еще «забыл» сообщить о наличии действующих кредитных договоров с другими банками. Результат — в освобождении от долгов отказано.

3. Должник не представил финансовому управляющему сведений об источниках дохода (на момент подачи заявления о банкротстве), скрыл имущество. Дело №А76-19973/2016. Заявление о банкротстве подал кредитор, он же представил кандидатуру управляющего. У должника-гражданина не сложилось взаимодействие с «чужим» финансовым управляющим — он не сообщил последнему обязательные сведения, за что и поплатился. Гражданин был наказан за неисполнение формального требования закона — ведь представить сведения о доходах и имуществе (которое можно «отследить») никакого труда не составляет, все равно эти данные можно получить иным путем.

4. Должник незаконно реализовал общее имущество супругов, с последующим неисполнением решения суда о взыскании компенсации. Интересный пример: дело №А76-37655/2017. Должник после расторжения брака продал общее имущество супругов (участок и дом), без согласия другого супруга, компенсацию (взысканную судебным решением) ему не передал, в течение 8 лет решение суда о взыскании компенсации не исполнил.

Суд, анализируя признаки недобросовестности должника, пришел к выводу, что:

— должник знал, совершая сделку, что продает чужое имущество (½ долю), ввел в заблуждение другую сторону по сделке, так как представил заявление, что имущество не является общей собственностью супругов;

— должник, получив денежные средства за имущество, не передал половину другому супругу в течение длительного времени (8 лет), не представил разумных и объективных оснований такому поведению (должник пояснил, что сначала не мог передать деньги (супруг не выходил на связь), а потом их потратил).

В данном деле должник сам подал заявление о своем банкротстве, финансовый управляющий просил суд освободить его от долга, но это не помогло.

Выводы:

1. Должник, подавая заявления в суд о своем банкротстве, должен тщательно соотнести с реальностью сведения, которые он предоставил в банк при получении кредита. Можно даже запросить в банке копию заявления/анкеты заемщика — банки их предоставляют (как правило, за скромную плату). Лишние 10-20-30 тысяч рублей «нарисованного» дохода (даже без представления подложных справок и сведений о работе!) могут привести к тому, что цель (освобождение от исполнения обязательств) так и не будет достигнута, а деньги на процедуру банкротства будут потрачены. Самое обидное — если гражданин представит сведения о своей реальной, но «черно-белой» зарплате, размер которой не сможет потом доказать в суде.

2. «Свой» финансовый управляющий поможет должнику не всегда. При наличии объективных доказательств недобросовестности, мнение финансового управляющего о наличии оснований для освобождения от долгов просто не будет принято судом во внимание.

3. Неисполнение судебного решения о взыскании средств, которые должны быть в распоряжении должника после совершения сделки, может быть расценено судом, как недобросовестное поведение. Самый массовый пример: продажа общего имущества супругов (автомобили, недвижимость и тому подобное), когда должник присваивает себе все вырученные средства, а с другим супругом (бывшим) поделиться забывает.

175Судебных решений в пользу наших клиентов

Ознакомьтесь с нашей обширной судебной практикой