fbpx

Мог ли суд прекратить производство по заявлению управляющего об оспаривании сделок с подрядчиком банкрота, если на момент рассмотрения спора в первой инстанции этот подрядчик уже ликвидирован? Ответ на этот вопрос дал Верховный суд в рамках одного из недавних споров.

«Братское монтажное управление «Гидроэлектромонтаж» заключило с компанией «Вихрь» договор оказания услуг. Впоследствии «Вихрь» уступил право требования по договору компании «СибДорСтрой», а сам спустя некоторое время прекратил свою деятельность через ликвидацию.

А уже в рамках банкротного дела «Гидроэлектромонтаж» — его конкурсный управляющий — потребовал признать первоначальный договор между компаниями недействительным, потому что сделка была мнимой (дело № А33-20114/2016). Суд прекратил производство по этому вопросу, потому что компания «Вихрь» уже прекратила свое существование. Кроме того, управляющему отказали в ходатайстве о привлечении «СибДорСтроя» к участию в деле в качестве ответчика. Эта компания не была стороной договора оказания услуг и привлечена к участию в споре в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, указал суд.

В кассационной жалобе в Верховный суд компания «Гидроэлектромонтаж» настаивает на том, что суды неправомерно прекратили производство по заявлению управляющего. Это по формальным основаниям лишило всех — управляющего, заявителя и других кредиторов — судебной защиты и права возражать против необоснованности требования «СибДорСтроя», не утратившего правоспособность и фактически претендующего на получение исполнения по оспариваемой сделке через легализацию своего требования к должнику.

«Общество „СибДорСтрой“, претендующее на получение исполнения по оспариваемой сделке и являющееся конечным приобретателем требования к должнику, правоспособность не утратило. В такой ситуации именно оно должно быть надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование к должнику», — согласился ВС и отправил дело на пересмотр.