fbpx

Верховный суд (ВС) РФ в понедельник подтвердил неправомерность взыскания с арбитражного управляющего убытков за отказ оспаривать вывод активов банкротом в сомнительной с точки зрения сроков давности ситуации.

Этим гражданином-банкротом был индивидуальный предприниматель Андрей Крымов, для которого проблемы со строительством многоквартирного дома в Таганроге вылились в уголовное дело, многочисленные судебные тяжбы с кредиторами и дело о личном банкротстве. В ноябре 2016 года его осудили за обман покупателей квартир. Суд установил, что Крымов, заведомо зная, что дом не будет сдан в эксплуатацию из-за отсутствия пакета разрешительной документации, в период с июля 2009 года по июнь 2013 годов получил от 147 дольщиков более 239,6 млн рублей. Но приговор был очень мягким: за «причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» в особо крупном размере Крымов был приговорен лишь к полутора годам колонии-поселения.

В этот же период времени он брал займы, с последствиями невозврата которых пришлось разбираться ВС РФ. С июля 2011 года по май 2012 года Крымов получил от Вадима Попова 12,62 млн рублей, но в оговоренный срок — в декабре 2011 года и в марте 2013 года их не вернул. Также он поступил и с займом в 1 млн рублей от Олега Рыжикова, который брал на год в марте 2015 года, свидетельствуют материалы дела. Всего в реестре требований кредиторов на декабрь 2017 года имелся долг в 19,34 млн рублей, свидетельствуют данные протокола собрания кредиторов.

ЗЛОСТНЫЙ УКЛОНИСТ

Параллельно с получением займов Крымов распродавал свое имущество, в том числе родственникам. Цель, по его словам, заключалась в том, чтобы профинансировать закупку строительных материалов.

В период до весны 2013 год 14 объектов недвижимости — гаражи, квартиры, земельный участок — при их рыночной стоимости в 18,6 млн рублей были проданы за 4,19 млн рублей, говорится в материалах дела (кто проводил оценку, не уточняется). Цены была даже ниже, чем тем, по которым Крымов покупал эту недвижимость несколькими годами ранее.

По версии финансового управляющего Натальи Епишевой, цены были такими из-за ветхости строений — Крымов изначально покупал их под снос. Но новым владельцам удавалось вскоре перепродать квартиры, свидетельствуют материалы дела. А вот данных о том, что Крымов получил деньги по сделкам, нет, констатировали суды.

Эти сделки и привели к неплатежеспособности Крымовым, счел его кредитор Попов. Он неоднократно обращался к Епишевой с просьбой оспорить их, но получал отказы.

Между тем личное банкротство Крымова не привело к списанию его долгов. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд отказался сделать это, так как бизнесмен «злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности путем вывода активов (той самой недвижимости — ИФ) и совершил действия, повлекшие невозможность удовлетворения требований кредиторов».

Заручившись таким решением, Попов подал иск к Епишевой с требованием возместить ему убытки, так как она бездействовала и не оспорила сделки с недвижимостью.

УДАР ПО УПРАВЛЯЮЩЕМУ

Однозначной позиции у судов по этому спору у судов не было. Сначала Арбитражный суд Ростовской области отказал Попову, сославшись на пропуск трехлетнего срока для оспаривания таких сделок — он истек еще весной 2016 года, то есть до возбуждения дела о банкротстве Крымова в декабре 2016 года, когда Епишева получила свои полномочия. Кроме того, суд указал на то, что противоправность ее действий не доказана, а также напомнил, что Попов как кредитор, сумма требований которого превышает 10% реестровой задолженности, мог сам оспаривать не устраивавшие его сделки, но не сделал этого.

Апелляция и кассация пришли к противоположному выводу и полностью удовлетворили иск Попова, взыскав с Епишевой 11,71 млн рублей убытков. «Наличие у Попова самостоятельного права на оспаривание не исключает обязанности управляющего действовать добросовестно и разумно, принимать все возможные меры по формированию конкурсной массы», — говорилось в постановлении апелляции.

Но главное — суды решили, что Епишева должна была оспаривать сделки не по правилам закона о несостоятельности как подозрительную, а по общегражданским основаниям как сделку, совершенную со злоупотреблением правом. В этом случае срок на подачу иска тоже ограничен тремя годами, но может исчисляться с момента, когда кредитор узнал о сделке. Применить не специальные, а общегражданские нормы было необходимо, поскольку сделки с недвижимостью выходили за пределы признаков подозрительности, указал суд. Они совершены не только по многократно заниженной цене, но и с заинтересованными лицами, когда наступал срок возврата займа Попову, объяснили суды свою позицию.

КОМПЕНСАЦИЯ

Епишева и саморегулируемая организация арбитражных управляющих (СРО), где она состояла до июля 2019 года, — ассоциация арбитражных управляющих «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» — пожаловались на такой исход дела в ВС РФ. В понедельник в суде адвокат Владимир Васильченко, представлявший интересы центра, акцентировал внимание на том, что Попов не стал ни инициировать дело о банкротстве Крымова, на оспаривать сделки. По словам Васильченко, Попов должен был понимать: такое его поведение приведет к тому, что сроки подозрительности истекут.

«Установленный законом период подозрительности создает определенность в правоотношениях между участниками дела о банкротстве и направлен, в первую очередь, конечно же, на защиту должника и лиц, с которыми были заключены сделки, поскольку этот срок пресекает возможность оспаривания этих сделок», — говорил Васильченко.

Представитель Попова на это замечание ответил, что ему трудно ответить, почему его доверитель не оспаривал сделки. «Либо ему не хватило времени, либо правовой грамотности», — ответил он на уточняющий вопрос одного из членов судебной коллегии.

Председатель совета СРО Игорь Гладков добавил внимание, что взыскание с Епишевой убытков негативно скажется на организации, которая будет вынуждена выплатить деньги из компенсационного фонда. После этого СРО придется собрать эту сумму со своих членов, чтобы довести размер компенсационного фонда до необходимых по закону 50 млн рублей.

После непродолжительного совещания коллегия судей отменила постановления апелляции и кассации, оставив в силе решение Арбитражного суда Ростовской области. Во взыскании ущерба с управляющего отказано.